Ташкентский Центр НЛП
Телефон :
+998-94-6581168
+998-98-8098272
Ближайшие тренинги
Контакты
Адрес: ул. М. Риёзий - 32 на одной улице с рестораном Петрович. Мы в Telegram: 99894 658-11-68, , Узбекистан
Тел.: +998-94-6581168
+998-98-8098272
Email: nlpcenter@bk.ru
Ф.И.О.: Эдуард Александрович Огай
Статьи
НЛП - как все начиналось 1 часть
13.03.2015 | Статьи

НЛП – история создания.

История событий, благодаря которым появилось на свет нейро-лингвистическое программирование, возвращает нас в 1972 год, примерно за пять лет до того, как появилось собственно название «НЛП». Как известно, «Меккой» НЛП был небольшой тихоокеанский городок Санта-Круз. Это живописное место в Калифорнии примечательно своим удивительно приятным климатом, прекрасной горной местностью, красивыми деревьями и растительностью, однако оно получило известность не только благодаря своим природным красотам. Это местечко также славилось знаменитым Санта-Крузским университетом, в котором в то время собрались люди, можно сказать, передовых взглядов на развитие науки и на ее использование.

На улицах Санта-Круза веяло свободой, и там легко можно было встретить американских хиппи, бродивших в вызывающей одежде и с длинными волосами. Для нашего повествования полезно отметить, что в те годы на одной из таких улиц находился дом Грегори Бэйтсона — одного из выдающихся философов ХХ столетия, чьи научные интересы были чрезвычайно широки: его увлекали антропология, биология, кибернетика, коммуникация, психология и психотерапия. Бэйтсон оказал особое влияние на развитие методологии НЛП.

Еще одним штрихом к картине того времени будет наше замечание о том, что в этот период в США были особенно популярны теория систем и кибернетика, а развитие компьютерной техники стало захватывать все большее число умов.

Компьютерная парадигма, пришедшая из анализа функционирования живых организмов и человеческой психики, развившись и преобразившись, стала снова возвращаться в качестве метафоры к своим прародителям для описания и понимания феноменов восприятия, памяти и даже поведения людей.

Конечно, слегка обрисованный нами контекст не имел бы никакого смысла, если бы не главные действующие лица, создатели НЛП — Джон Гриндер и Ричард Бендлер. Чуть ранее, незадолго до описываемого нами периода, Джон Гриндер, работая в колледже в Сан-Франциско, особо заинтересовался теоретическими разработками американского лингвиста Ноама Хомского, изучавшего различные аспекты лингвистики и, в частности, синтаксис. Джон к тому времени уже получил докторскую степень и был соавтором книги, посвященной проблемам лингвистики, под названием «On Deletion». В это время он принял решение переехать в Санта-Круз для получения профессорского звания в Санта-Крузском университете.

Несколько слов о Джоне. Он служил в американской армии и участвовал в секретных действиях, будучи военным переводчиком. Владел несколькими иностранными языками: итальянским, немецким, языком жителей Самоа. Однажды, в ходе одной из военных операций, попал в африканскую деревню, где удивительно быстро изучил язык Суахили. Джон начал с изучения поведенческого языка и завершил овладением языком вербальным. По сути он занимался тем, что впоследствии в НЛП назовут моделированием. Для нашего рассказа также важно отметить, что Джон в университете Рокфеллера в Нью-Йорке достаточно много общался с Джоном Миллером — одним из создателей модели Т.О.Т.Е. и автором знаменитой работы «Магия числа 7±2».

Ричард Бендлер в 1972 году был студентом Санта-Крузского университета. Он вырос в Сан-Хосе, в Калифорнии. Как пишет Терри в своей книге «Первые дни. НЛП», у него было трудное детство, как и у многих оборванцев, снующих в окрестностях обычного американского квартала. Он рос в бедности и очень рано начал подрабатывать, используя свои музыкальные способности и накопив таким образом деньги на обучение. После окончания средней школы Ричард поступил в колледж в Лос-Алтос Хиллс. Спустя два года он перевелся в Санта-Крузский университет, где главным образом увлекался математикой и кибернетикой и в дальнейшем заинтересовался поведенческими науками.

В те годы начался бурный расцвет практической психологии и психотерапии «новой волны». Ричард не был особенно удовлетворен уровнем подготовки студентов в этой области психологии, именно поэтому он обратил внимание на гештальт-метод, служащий для получения быстрых и ясных результатов, приводящих к самоосознанию. Увлекшись разработками Фрица Перлза, Ричард проводил много времени, делая обзоры его работ по гештальт-терапии. Его также интересовали и другие области современной психотерапии и семейной терапии, а также рольфинг — глубокий массаж, влияющий на изменение соединительных тканей органов. Редактирование конспектов по гештальт-терапии привело Ричарда к написанию своей первой книги под названием «Гештальт-метод глазами свидетеля психотерапии». Недовольство преподаванием психологии в университете побудило его организовать свой собственный практический курс.

В Санта-Крузском университете была великолепная традиция: каждый четверокурсник мог устроить свой собственный спецкурс для студентов младших курсов под наблюдением одного из преподавателей. Весной 1972 года он уже проводил занятия по гештальт-терапии в Кресг-колледже (Kresge), который слыл пристанищем духовных наук. Студенты-психологи любили приходить в этот колледж, потому что там они получали особый опыт группового взаимодействия. В колледже царила непринужденная обстановка, и занятия пользовались огромной популярностью, особенно у первокурсников.

Ричард Бендлер к этому моменту посещал семинары Джона Гриндера по лингвистике, находя их очень интересными и полезными для практического использования. Считая Джона одним из прогрессивных преподавателей, он попросил его стать супервизором одной из гештальт-групп. Джон Гриндер дал свое согласие, вскоре после чего он по-настоящему заинтересовался тем, что там происходило (а также психотерапией вообще).

Соединение необычайных способностей Джона к изучению языков, его опыта моделирования и научных познаний в лингвистике с подходом, который развивал Ричард, привело к появлению большого разнообразия в инструментах и к особому пониманию того, что такое моделирование и как его можно применить в лингвистике.

По описанию Терри Макклендона и Дэвида Гордона, эти занятия скорее можно было бы назвать «вокруг гештальта», так как участники под руководством Джона и Ричарда упражнялись с техниками гештальт-терапии в игровой форме, позволяя себе менять некоторые шаги и наблюдая при этом за тем, к чему приведут подобные модификации. Занятия проходили в одной большой комнате с покрытым ковром полом, а вдоль стен лежали подушки, для того чтобы студенты могли непринужденно сидеть, и несколько подушек — в центре. Поначалу центральной фигурой был Ричард, в то время как Джон находился в тени.

Ричард обычно приезжал чуть позже остальных. Располагался на подушке, доставал свой любимый нож (с которым почти никогда не расставался), клал его позади себя, а рядом — сигареты и бумажные носовые платки. Затем он спрашивал: «Кто сегодня хотел бы быть первым?» В этот момент начиналось состязание между студентами, которые считали, что им было необходимо заняться со своими затруднительными ситуациями. После того как кто-нибудь выходил и садился в центре, начиналась демонстрация техники, которая называлась «Shuttling Psychodrama and confusion» («снующая психодрама и замешательство»). Эта техника помогала студентам осознать все то, что происходило «внутри» и «снаружи» их опыта. Ричард помогал сделать это через «слушание», «видение» и «чувствование» каждого момента времени. В дальнейшем эта техника получила название «Открытый стул». Доброволец, находясь в центре комнаты, представлял воображаемого человека и начинал с ним диалог, касающийся какого-либо незаконченного дела или конфликта. Это продолжалось до тех пор, пока человек не решал свою проблему или не заходил в тупик со своим «собеседником». Безвыходное положение часто помогало осознать то новое, чего еще он не знал или не делал. Иногда в тупиковой ситуации прибегали к помощи других участников группы, распределяя их роли в соответствии с тем конфликтом, который был у человека, сидящего в центре. Эту процедуру они называли «психодрамой», и она была самой забавной для участников семинара, так как приносила замечательные плоды, способствующие личностному росту. Часто Ричард направлял студентов во «внутренний поиск» — в их личностную историю, после чего они могли вернуться назад, в свой самый ранний опыт, который требовал разрешения. Ричард помогал участникам группы проводить диалог с частями их собственного «я» или с воображаемыми членами их семьи, до тех пор пока не происходила интеграция конфликта.

Эта техника была настоящим метафорическим прорывом, помогающим разрешить проблему. Джон Гриндер, проводя супервизию, предложил Ричарду одну любопытную идею: если начать обучать всему, что уже открыл Ричард, то по результатам обучения возможно будет создать хорошее описание модели этого опыта. Придя к мысли о вероятности совместного моделирования, Ричард и Джон выбрали для этой цели тех, кто в то время гениально владел поведенческой коммуникацией. В ходе своей работы они использовали аудиокассеты и видеоматериалы для исследования коммуникационных паттернов. Среди первых людей, выбранных для моделирования, были Фриц Перлз и Вирджиния Сатир (немного позднее — Милтон Эриксон).

Как рассказывает Фрэнк Пьюселик, примерно в это же время на одной из кафедр Санта-Крузского университета собрались многие интересные исследователи и состоялся необычный разговор о моделировании человеческого поведения. Присутствующие решили спустя некоторое время встретиться и представить свои проекты моделирования некоторого успешного опыта. В результате это, как гласит история, смогли сделать только Джон и Ричард.

продолжение следует

Поделиться:
Цену на товар Вы можете уточнить у поставщика по телефону
Цену на товар Вы можете уточнить у поставщика по телефонам
+(99894) 6581168
+(99898) 8098272
или написав им письмо